Наш адрес: Нижегородская область, г. Богородск, ул. Ленина, д. 202. тел.: 8(83170)2-10-18; 8(83170)2-15-02; 8(83170)2-10-19. факс: 8(83170)2-10-18.

«Страдали, жили и сражались».

27 января, в 70-летнюю годовщину со дня полного освобождения Ленинграда от блокады, в Богородской центральной библиотеке прошел вечер, посвященный этой памятной дате. Он был организован сотрудниками библиотеки и районным отделением общественно-патриотической организации «Дети войны», которое возглавляет заслуженный работник культуры В.В. Мамыкина. Вела вечер Марина Ныркова, сотрудница библиотеки.

В нем приняли участие дети войны. Трое из них – дети блокадного Ленинграда: В.Ф. Романюкова, Т.А. Каровашкина, С.Ф. Казанцева. Им в детском возрасте довелось пережить самую страшную и кровопролитную блокаду в истории человечества. Огненное кольцо вокруг города на Неве сомкнулось 8 сентября 1941 года. Более двух с половиной миллионов ленинградцев жило в то время в осажденном городе. За долгие месяцы блокады – а она длилась почти 900 дней и ночей – в живых осталось чуть более 750 тысяч человек.

все фото

Но город, обреченный на смерть, выстоял. Гитлер приказал стереть его с лица земли, но «колыбель революции» выжила.

На экране – документальные кадры блокадного Ленинграда. Страшные кадры. Их невозможно видеть без слез: что же довелось пережить нашему народу, через что прошли три этих ленинградских девочки – Тамара, Валя, Соня…

Тамара Андреевна Каровашкина на встречи с молодежью – на этот раз с учащимися Богородского филиала Нижегородского медицинского базового колледжа – всегда приносит кусочек ржаного хлеба, бережно завернутый в полиэтиленовый пакет. Тонкий, почти прозрачный ломтик. В нем ровно 125 граммов. Столько весила ежедневная пайка суррогатного хлеба, которую выдавали по карточкам служащим, детям и иждивенцам. Рабочим выдавали 250 г хлеба в день.

Это была единственная пища, которую видели ленинградцы. Дожидаясь своего кусочка хлеба, сидя за столом, умерла от истощения сестренка Тамары. Ее звали Майя. Еще раньше умерла от голода самая младшая ее сестричка, еще грудная. Мать мобилизовали на рытье окопов. Отец ушел на фронт в первый день войны. С детьми оставалась бабушка. Но и ее вскоре забрал главный союзник фашистов – голод.

- Мы, дети, оставались дома одни, - рассказывает Тамара Андреевна. – За водой ходили на Неву. Река была далеко от нашего дома – расстояние такое же, как от одного конца Богородска до другого. Воду кипятили в бабушкином самоваре. За спасительным кипятком в нашу квартиру, расположенную на первом этаже большого восьмиэтажного дома, спускались жильцы соседних квартир.

В пустой ледяной квартире нашлась горчица, которой бабушка когда-то парила ноги, и столярный клей – папа Тамары был краснодеревщиком. Из клея, смешав его с горчичным порошком, пекли лепешки. Тамара Андреевна до сих пор помнит вкус той горькой еды. Горькой в прямом и переносном смыслах. Солдатский ремень, который был подарен отцом старшему брату, мяли, варили – он был сделан из натуральной свиной кожи…

- Город непрестанно бомбили. Бомба однажды упала рядом со стеной нашей квартиры. Но не взорвалась. Если бы взорвалась, я бы сейчас здесь не стояла, - говорит Тамара Андреевна.

Но не только чудо, не только случайность уберегла шестилетнюю Тамару от гибели. Ее спасла героическая самоотверженность ленинградцев. Падающие от голода люди находили в себе силы ходить по опустевшим домам и искать тех, кто еще жив. Так они нашли оцепеневшую от истощения Тамару. На руках вынесли ее из дома. На грузовиках детей привезли к Ладоге, погрузили на баржи. Закрыли их с головой брезентом, чтобы они не видели ужаса бомбежки. Из восьми барж до другого берега уцелевшими дошли две. На одной из них была Тамара. На железнодорожной станции детей рассадили по вагонам.

В поезде их первым делом накормили. Дали каждому по стакану какао и белой булке, от одного запаха которой можно было потерять сознание. Строго-настрого детям запретили съедать всю булку сразу – иначе можно было умереть. И были те, кто умирал…

Когда поезд подъехал к станции и нужно было выходить, сил подняться у детей, истощенных до предела, не было. Их выносили из вагона на руках. В эвакуации женщины приносили маленьким ленинградцам молоко, сливочным маслом смазывали коросту на теле, испещренном болячками. Выходили, вылечили.

Из эвакуации Тамара вновь вернулась в освобожденный Ленинград. В родном городе продолжила учебу, вышла замуж. С мужем-военным объездила полстраны, была и в Германии. И у немцев на глаза наворачивались слезы, когда они узнавали, что Тамара – ленинградка.

Из огня да в полымя

… Валя была на седьмом небе от счастья – мама обещала, что заберет ее к себе, в Ленинград.

- Пора начинать подготовку к школе, - улыбаясь, говорила ей мама. – 1 сентября пошагаешь в первый класс!

И мама с дочкой, крепко обнявшись, весело засмеялись, предвкушая свою счастливую жизнь в одном из красивейших городов мира.

До переезда в Ленинград весной 1941 года Валя росла у дедушки с бабушкой, в деревне Псковской области. Мама рано овдовела – ее мужа забрали в армию в 1933 году, и он погиб на срочной службе. Оставив дочку, из деревни она подалась на заработки в Ленинград. Не знавшая грамоты, молодая женщина работала в няньках, была домработницей, а перед войной ее взяли посудомойкой в столовую. К тому времени у Вали появился отчим – он работал в госпитале.

Летом 1942 года мама, спасая Валю от блокадного голода и бомбежек, отправила ее обратно в Псковскую область.

- Но довелось мне попасть из огня да в полымя - из ленинградской блокады в немецкий плен, - рассказывает Валентина Федоровна Романюкова. – Деревню, где мы жили с дедушкой и бабушкой, захватили немцы. Дома подожгли, а всех местных жителей погнали в концлагерь.

Когда наши войска освободили их из плена, Валя и ее родные вернулись на родное пепелище. Туда же приехала и мама, о судьбе которой они ничего не знали. Семья воссоединилась в Ленинграде.

В 1945 году Валентина, пережившая блокаду и фашистский плен, наконец пошла в 1-й класс. Окончила 7 классов школы, поступила на геофизическое отделение Ленинградского индустриального техникума. Вышла замуж. Получила направление на работу в Среднюю Азию.

Вместе с мужем геофизик Романюкова объездила все среднеазиатские республики, прожив там 41 год. Но распад Советского Союза и связанные с этим трагические события вынудили Романюковых, как и многих других русских специалистов, покинуть Таджикистан.

И вот уже почти 19 лет Валентина Федоровна – богородчанка. Здесь теперь могила ее мужа. Четыре года назад безвременно ушел из жизни ее сын. Для этой женщины, так много пережившей, очень важна поддержка подруг, которых она нашла в нашем городе…

Не приведи Бог…

Софья Федоровна Казанцева тоже попала в Ленинград ребенком незадолго до войны. Она жила в деревне Сосновского района. Жили очень бедно, скученно. Соня заболела тифом. Дед, живший в Ленинграде, забрал ее к себе – лечить, выхаживать. Девочку положили в ленинградскую больницу. На больничной койке она встретила известие о начале войны, затем о начале блокады.

Всю блокаду Соня провела в Ленинграде. Вспоминая об этом, Софья Федоровна вытирает платочком набегающие на глаза слезы и говорит о том, как было тяжело – словами не высказать.

Когда дедушка забрал ее из больницы, где не было ни еды, ни лекарств, у него от голода уже умерли жена и дочь. Остался один сын да внучка Сонечка. Так вместе и цеплялись за жизнь. Жили они на Фонтанке. Соня ходила с тяжелым ковшиком на замерзшую Неву за водой. Дед заваривал запасенную траву, согревались кипятком. Как сумели выжить – одному Богу ведомо.

- Не приведи господи никому пережить такое, - говорит Софья Федоровна.

Враги сожгли родную хату…

Своими воспоминаниями о годах войны поделилась и присутствовавшая на встрече З.А. Кирюшова. Она тоже дитя войны. Ее старшая сестра, воевавшая в партизанском отряде, погибла. А Зине и ее близким довелось хлебнуть лиха в концлагере в Барановичах, куда их угнали из родной деревни немцы.

После освобождения из плена идти им было некуда – фашисты сожгли их дом. Тетя, лишившаяся в войну ноги, взяла девочку с собой в Москву. Чтобы не умереть с голоду, маленькая Зина с тетей-инвалидом просили милостыню на паперти у церкви. Складывали грош к грошику, и на эти деньги смогли затем обзавестись землянкой в своей деревне. Потом, уже в мирное время, старшие сестры стали работать в лесхозе, им выделили строевого лесу. Из него сложили сруб. Так постепенно семья выстроила новый дом на пепелище.

Гимн жизни

С юбилейной датой освобождения Ленинграда от фашистской осады женщин-блокадниц поздравил А.А. Сочнев, заместитель главы администрации района. Им вручили цветы и подарки. Председатель районной общественной организации ветеранов войны, труда и правоохранительных органов А.С. Шестаков поблагодарил их за то, что всем своим существованием, отношением к жизни эти стойкие, многое испытавшие женщины доказывают истину: надо жить, несмотря ни на что.

И гимном жизни прозвучала музыка. Песню исполнили члены организации «Дети войны», а затем взялись за инструменты учащиеся музыкальной школы.

Юра Фролов исполнил мелодию Блантера «В городском саду», а Даниил Кудрявцев – композицию «Под небом Парижа» и «Кантри». Затем Полина Панзина под аккомпанемент А.А. Вавилова задорно исполнила песни «Эх, Волга-речка» и «Россия Россией останется».

Завершила встречу на лирической ноте богородчанка Д.Н. Вихарева. Свое стихотворение «Горит свеча» она посвятила тем, в чьих сердцах не угасает боль от горьких утрат. А в стихотворении «Просьба» попросила: «Люди, люди, берегите лучше/ Молодую поросль от беды».

Светлана Кузьмичева.